С ДЕТСТВА МЕЧТАЛА РАБОТАТЬ НА «СКОРОЙ».

0
26

В любое время суток, в любую погоду они мчат к нам на помощь. Врачи скорой не произносят трогательных речей, не рассказывают «о призвании и долге», не любят выступлений, публики.

Практически все они лишены пафоса. А на восторженные речи о «спасении людей» коротко отвечают – «Это наша работа». Чтобы уговорить врачей рассказать откровенно о своей работе, пришлось пообещать, что я не буду использовать слова «трогательный», «удивительный», «смелый» и другие подобные эпитеты. «Некогда сопли разводить», – будто бы оправдываясь за свою «нетрогательность», кратко и понятно объяснили нам.

Маржанат Магомедрасуловна Камбулатова – самый молодой врач Буйнакской станции скорой медицинской помощи. Совсем недавно она закончила Астраханский лечебный факультет государственного медицинского университета и там же ординатуру.  Первое время работала с плановыми больными, но всегда было интересно работать с экстренными, и 7 месяцев назад она пришла в «Скорую».

— Мама работала на скорой, поэтому и я с детства мечтала, как она, спасать людей, — рассказывает девушка.

-Вы помните свой первый рабочий день?

— Помню свою первую ночь. Организм категорично боролся за сон. Народные средства, вроде крепкого кофе, не помогали, вследствие чего приходилось работать над своей раздражительностью. Некоторые вызывали скорую в два-три часа утра, когда с ними что-то случилось, в шесть- восемь вечера, то есть они пытались потерпеть, подождать. До сих пор не понимаю, зачем ждать. Ведь, порой, это приводит к ухудшению состояния. Необходимо сразу решать проблемы.

-Что вас в этой работе привлекает?

— Многое. Рабочий день, который никогда не повторится. Каждый день — это испытание характера, знаний, умения общаться.

Знаете, что больше всего запоминается, что меня всегда трогает? Это когда пожилая пара относится друг к другу с нежностью и любовью. Несмотря ни на что, они все равно пытаются поддерживать друг друга. Такие пожилые люди, которые не просто существуют рядом, а действительно любят, встречаются очень редко. Такое отношение мотивирует оставаться человеком, уважать окружающих, друг друга.

— Что самое сложное в вашей работе?

—  Самое важное и самое сложное в работе бригады — это диагностика. Каждая бригада оснащена необходимыми портативными устройствами для диагностики состояния пациента на догоспитальном этапе (аппараты ЭКГ, глюкометры, пульсоксиметры), которые помогают дифференцировать диагноз. Основываясь на жалобах, осмотре, полученных результатах, бригада ставит диагноз. В самых сложных и нестандартных случаях мы можем получить консультацию более опытных врачей по телефону.

— Как вам удается выдерживать такую психологическую нагрузку?

— Время помогает, делает нас сильнее. Постепенно перестаешь проецировать на себя страдания человека на вызове. Некоторые люди пытаются связать данное поведение с непрофессионализмом или цинизмом. На мой взгляд, все наоборот. Работая на скорой, ты работаешь в команде. И мы можем друг друга поддержать.

Мы стараемся и пациенту помочь психологически. Если у него личная драма, всегда пытаешься объяснить, что жизнь на этом не заканчивается.

— С какими болезнями приходится сталкиваться чаще всего?

— Гипертония. У нее могут быть достаточно сильные осложнения: перепады давления могут спровоцировать инфаркты, инсульты, потерю зрения, слабоумие. То есть кажущееся нам незначительным заболевание впоследствии становится достаточно серьезным. Сами по себе высокие цифры давления — это серьезная нагрузка на организм.

— Что вы чувствуете, зная, что от вас зависит жизнь человека?

— Я чувствую ответственность за качество выполненной работы. Самое трудное в моей работе – принять решение. От любого действия зависит жизнь человека. Да, конечно, есть рекомендации и предписания, что нужно делать в той или иной ситуации. Но люди не болеют по инструкции. И приходится принимать то самое решение – рискнуть и отойти от инструкции ради спасения жизни или сделать «как положено».

— Есть первоначальное недоверие, типа «такая молодая — ты институт вообще закончила»?

— Да, бывает и такое. Но потом присматриваются, понимают, что мои рекомендации помогают, благодарят и даже на повторные вызовы просят, чтобы меня отправили.

Как ни парадоксально, но за спасённые жизни врачей скорой не успевают поблагодарить. Откачали пациента, и бегом в машину – поступил новый вызов. Раскланиваться некогда. Мы хотим наверстать упущенное – и поблагодарить наших героев от всего сердца: спасибо, дорогие наши врачи! Мы все разные – злые, испуганные, плачущие. Простите нас за то, что мы не всегда ведём себя адекватно. Но без ваших золотых рук и больших сердец, без вас самих мы бы не смогли выжить в этом мире.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ