Почти репортаж из «красной» зоны

0
56

Как -то неожиданно оказалось, что в этом номере нашей газеты очень много материалов, посвященных коронавирусу. Еще два часа назад, я бы первая возмутилась и сказала: неужели в городе больше других проблем нет, а в газете больше писать не о чем? И это при том, что сама эти материалы и пишу и, вообще, с проблемой пандемии связана с первого дня. Но, одно дело – писать со слов врачей и совсем другое – стать очевидцем.

А начиналось все вполне безобидно – помощник Госсекретаря РД Хизри Абакарова, наш земляк Бахтияр Ахмедов, приехал в Буйнакскую городскую больницу, чтобы осмотреть медучреждение, а также проверить обеспеченность его кислородом. Бахтияр Шагабутдинович узнал, что участковые больницы Буйнакского района практически не обеспечены кислородом. Поэтому особо тяжелых пациентов с диагнозом «ковид» везут в Буйнакск. Уходит жизненно важное время, что зачастую приводит к летальному исходу.

Б.Ахмедов решил разобраться в ситуации, а для начала посмотреть, как работает городская кислородная станция.

Главный врач больницы Магомед Магомедов рассказал, что здесь развернуто 120 ковидных коек, на сегодняшний день занято 98.

Потребление кислорода — 200 литров в минуту, столько вырабатывает станция, но этого не хватает. Станцию открывали еще до пандемии и рассчитывали на реанимационную службу. Никто не думал, что совсем скоро кислород станет одним из самых главных факторов для спасения людей. Поэтому нужна дополнительная «подпитка» — кислородные баллоны.

Помощник Госсекретаря поинтересовался — в случае аварии на станции (как совсем недавно это произошло в Осетии) насколько хватит такой страховки.

— Максимум на час, — ответил главный врач.

—  С вирусом бороться можно, но не тогда, когда ты его запустил. И своевременная подача кислорода – одна из составляющих успеха. Как можно решить ситуацию?, — спросил Бахтияр Ахмедов.

— Установить газификатор для выработки сжиженного кислорода, — последовал ответ.

 (Для справки: газификатор кислорода относится к холодным криогенным газификаторам ГХК. Он используется для обеспечения лечебных учреждений медицинским кислородом. Установка такого газификатора целесообразна при потреблении больших объемов кислорода и рассматривается в качестве альтернативы кислородным баллонам).

— На данном этапе наша задача – получить консультацию, проанализировать работу станции, дополнительную подпитку системы и саму систему. Далее мы посмотрим, что делается в участковых больницах района. У нас есть уже с чем сравнить. В сравнении мы поймем, насколько ситуация плоха или хороша, а затем совместно с Минздравом республики будем решать выявленную проблему, — подвел итог Бахтияр Шигабудинович.

«Выяснять» мы отправились непосредственно в «красную» зону. Рискну впасть в патетику или, что еще хуже – в истерику, но не писать об этом не могу. Реанимационное отделение для ковидных больных  — это АД. Измученные болезнью люди лежат под аппаратами. Многие даже не реагируют на посетителей. Они не слышат ничего, кроме писка работающего аппарата НИВЛ и хриплого, прерывающегося дыхания соседа по палате. Вы можете себе это представить? А ощутить? Знаете, каково это – когда кто-то рядом задыхается, не имея возможности вдохнуть полной грудью? А еще – жара. И кондиционер включать нельзя, потому что иммунитет больного практически на нуле… Не могу подобрать слов, чтобы передать увиденное. Их просто нет.

Почти репортаж из «красной» зоны     Почти репортаж из «красной» зоны Почти репортаж из «красной» зоны

А медики, которые вместе со своими пациентами проходят все эти круги ада. Да еще в «скафандрах». Мы были в зоне всего минут 15. А вышли оттуда вымокшими насквозь, словно под дождь попали. А каково медикам?

Они снимают маски и перчатки. На лицах —  ярко-бордовые отметины. Руки такие, что кажется их несколько часов не вынимали из воды.

Ты выходишь совершено дезориентированная. Ты только что заглянула смерти в лицо. Вокруг все такое же, как было эти 15 минут назад. Но ты уже не та. Хочется плакать навзрыд. И кричать. Люди, что же мы делаем? Убиваем сами себя! Ведем глупые псевдонаучные споры в соцсетях на тему: нужно ли вакцинироваться или мы «борцы с масонством». А пока мы спорим – ковид пожинает свои плоды. Волной поднимается злость к этим «кнопочным» все знающим героям.  Моя бы воля – я б их всех сегодня взяла с собой, чтобы сами увидели о ЧЕМ они спорят!

Потрясена не только я, потрясен и Бахтияр Ахмедов. Но он – мужчина, олимпионик, умеет «держать удар». Пытается разрядить обстановку. Шутит с больными. Благодарит медперсонал. Подбадривает всех вокруг. Даже меня, застывшую в ступоре рядом с бабулей, которая лежит на животе с закрытыми глазами, а по лицу текут слезы.

Но уже на выходе совершенно другим тоном спрашивает у главврача – какие средства необходимы для приобретения ГХК. И все понимают, что это не просто праздный интерес.

…Уже у ворот больницы неожиданно встречаем Абдуллу Альбориева – врача, который за работу в «красной» зоне получил орден Пирогова и благодарность лично от Владимира Путина.

Абдулла Хайруллаевич торопится заступить на смену. Он идет на передовую. А мы сейчас спокойно отправимся по своим делам и будем вновь смеяться, спорить о вреде или пользе вакцинации, жить спокойной жизнью, в которой нет понятия «нехватка кислорода». Наверное, так и нужно. Но почему так щемит сердце?

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ