В ГОСТЯХ У ПРОШЛОГО

0
150

Если бы меня спросили, что такое музей, я бы сказала, что это место, где можно встретиться с прошлым. Но для человека, о котором сейчас пойдет речь, это скорее настоящее и вклад в будущее.

Потомственный кузнец, ветеран МЧС, Джанарслан Закаев всю жизнь проработал в системе МЧС. Занимал должность начальника Карамахинской пожарной части.

Уже тогда он начал собирать экспонаты для своего будущего музея.

Неся службу в Кадарской зоне, Д. Закаев заинтересовался, причём всерьёз, её прошлым, которое оказалось довольно богато на события. Собирал историю по крупицам, беседовал со старожилами, выезжал за информацией в областной архив и попутно искал по всему селу старые вещи — какой же музей без раритетов.

Сельский народ запасливый, бережливый. Во многих домах хранились, казалось бы давно уже ненужные, предметы: деревянная борона, ступа с пестом, керосиновые лампы, чугуны, глиняная посуда, жернова… Хранились по принципу «А вдруг пригодится?». Но для ставшего уже своим пожарного им не было жалко ничего. Они отдавали и ценные семейные реликвии: фронтовые письма, порой единственные фотографии своих отцов, мужей, дедов и прадедов, погибших участников Великой Отечественной войны, их наградные документы.

Выйдя на пенсию, Джанарслан вспомнил уроки деда-кузнеца, полученные в детстве, и построил мемориал в саду своего дома, куда приходят не только жители города. По собранным здесь экспонатам можно изучать историю Дагестана и всей страны — здесь памятники героям первой мировой, гражданской, и Великой Отечественной войн, партизанам, милиционерам, участникам боевых действий в Кадарской зоне.

— Знаете, время безжалостно к некоторым памятникам истории. Вот, например, смотрите, табличка, на которой выгравированы имена кадарцев, борцов за революцию. Ныне этот исторический отрезок немного не в чести, и ее демонтировали и выбросили за ненадобностью. А я забрал в свой личный музей. Нашел подходящий природный камень и создал свой памятник. Или, вот еще, видите, портрет Кадыраги Кадарского. Великий был человек. Протянул водовод до своего села, но не стал подводить его к своему дому, на общих основаниях набирал воду у общего булакъа (крана), который сам же установил в центре села, — рассказывает хозяин музея.

Вообще, все экспонаты домашнего музея имеют свою, иногда трагическую, а порой, и смешную историю.

— Видите вот эту пушку на колесах, правильно она называется кулеврина на колесном лафете. Я ее сам собрал. Дуло – это деталь от трактора, а за колесами ездил к товарищу в Хунзах. Сутки его уговаривал, чтобы он их мне отдал. Язык, что называется в трубочку свернулся, но к утру уговорил таки, — смеется Джанарслан. – А «ядра» — камни одного размера собирал как курочка по зернышку по всему Дагестану.

В ГОСТЯХ У ПРОШЛОГО В ГОСТЯХ У ПРОШЛОГО

На вопрос, как к его увлечению относится семья, тоже со смехом отвечает, что пока еще из дому не выгнали.

И. если честно, я, как женщина, его супругу понимаю. Ну, кому, скажите, понравится, если к ним в дом тащат все, что попало. И не только сам хозяин, но и его друзья, и просто знакомые, и даже незнакомые.

— Смотрите, какие камни мне привезли! Этот на земной шар похож, а тот – вообще на человеческую печень!

Смотрю и удивляюсь, действительно похоже.

Не остается Д. Закаев в стороне и от реалий дня сегодняшнего. Теперь мастер и патриот собирает материал о героях специальной военной операции. И стоит в доморощенном музее мемориал памяти мужественных воинов России, погибших за Родину.

В музей под небом приходят все, кто о нем слышал. Буйнакцы, гости города. Но больше всех радуется хозяин школьникам. Для того, чтобы провести для них экскурсию, надевает он свою военную форму с медалями и рассказывает о делах давно минувших дней так, что все исторические события, которые не нашли отклик, когда о них читали в книжках, просто завлекают детские умы здесь. Это и есть завораживающее очарование музея.

А еще, есть у мастера мечта – восстановить памятник Сигизмунду Вельскому, который находится на русском кладбище Буйнакска.

К стыду своему, признаюсь, что не знаю, о ком речь. Джанарслан смотрит на меня укоризненно, словно хочет сказать: «а вроде культурная женщина». Но, конечно, он ничего не говорит, потому как человек тактичный. Просто начинает рассказ.

— Генерал от инфантерии Сигизмунд Викторович Вольский был знаменитым военачальником, участником русско-турецкой войны, военным губернатором Дагестана. В 1914-м году именно он объявил, что в сельских обществах области все делопроизводство будут вести русские писари на русском языке, так как арабское делопроизводство устарело и способствует произволу сельских должностных лиц. Через несколько дней у столицы области — Темир-Хан-Шуры – собралось около 6 тысяч вооруженных горцев, которые требовали убрать русских писарей из аулов. Но генерал выполнил задуманное. Вообще очень героический был человек. Если обо всех его подвигах рассказывать, нужно отдельную статью писать.  Умер в 1917-м и был похоронен в Темир-хан-Шуре.  Я помню, еще мальчишкой видел его памятник. Там ограда была и большой купол с крестом. В 90-х вандалы ограду, видимо, как металл сдали, а крест спилить не смогли. Купол перевернулся, и крест сейчас уже в землю врос. Хочу восстановить место захоронения этого великого человека в первозданном виде.  Неоднократно даже с директором Буйнакского краеведческого музея Микаилом Дугричиловым консультировался. У него есть изображение памятника. Но, вот, заняться восстановительными работами не так просто. Требуется куча согласований и писем во все инстанции. Странно, конечно. Сломать можно, а исправить нельзя.

Но мастер не отчаивается и твердо верит, что задуманное выполнит.

Сабина ИСРАПИЛОВА

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ