СВОЕВРЕМЕННОСТЬ – ЭТО ЖИЗНЬ

0
114

Интервью с онкологом

Первоочередная задача для журналиста заключается в том, чтобы найти интересного героя для своей статьи. Но иногда бывает так, что герои находятся сами. Так было и в этот раз.

Изначально я планировала написать скучный материал ко Дню борьбы с раком молочной железы. Этакую просветительско-пропагандистскую статью на тему: что такое рак, и как с ним бороться. Узнала номер телефона местного онколога, скинула ему стандартный список вопросов и стала ждать. Ждать пришлось долго. Разозлилась. Решила обратиться к кому-нибудь другому, и тут выяснилось, что он на весь город всего один. Представляете? На весь Буйнакск, с его 65-тысячным населением всего один онколог. Стало понятно, что ему просто некогда отвлекаться еще и на меня. Что делать, если гора не идет к Магомеду? Идти к горе. И я пошла.

В коридоре очередь. Большая. Женщины переговариваются, а я слушаю.

— Молодой совсем, что он может посоветовать.

— Не говори, хоть молодой, но очень знающий. Говорят, в России работал. Значит, грамотный.

Все согласно кивают. Менталитет у нас такой, если врач приезжий – значит хороший. Ну-ну, посмотрим.

— А, знаете, какой он внимательный. Отца на учет поставили, так наш онколог к нему раз в неделю сам приходит, чтобы не заставлять больного человека в поликлинику ходить, — включается в разговор сидящий рядом со мной мужчина.

— А вы зачем тогда здесь?

— Врач сказал, что мы в зоне риска и предложил пройти обследование.

Мой скепсис заметно уменьшается. Сам предложил? Это что-то новое.

Изамутдину Ильясову на вид лет 20 с небольшим. Кажется, совсем юноша.  Но начинаем разговор, и становится понятно, что внешность обманчива.

Родился в селение Нижнее Казанище Буйнакского района, в простой рабочей семье. Не было никакой «семейственности», просто в один прекрасный день, мальчишка решил стать врачом.

— Я учился в классе, наверное, 6-м, и, как большинство пацанов, внимание учебе особо не уделял. Однажды отец посадил меня напротив себя и сказал: «У тебя есть два пути – оставаться неучем и глупо прожить свою жизнь или получить хорошее образование и стать хорошим специалистом. Ты знаешь, у нас нет таких средств, чтобы тебя «толкать» по жизни».  И я взялся за учебу. Школу окончил с золотой медалью.

Правда в Дагестанский мединститут юноша не поступил. Но не отчаялся, поехал в Астрахань, и был принят в Астраханскую медицинскую академию, на лечебный факультет. Учился не за страх, а за совесть. Закончил на красный диплом. Прошел специализацию на хирурга. Был направлен на работу в Пензенскую область. По программе «Земский доктор» отработал в районной больнице с 2014 по 2019 год, за это время прошел специалитет на онколога.  С 2019 года заведовал поликлиникой и был председателем врачебной комиссии.

У врача Ильясова на чужбине все складывалось хорошо, даже отлично. Но жизнь вносит свои коррективы. Умер отец. Сын не захотел оставлять мать одну. Вместе с супругой приняли решение возвращаться на родину. А тут еще и выгодное предложение поступило. Изамутдину Дагировичу предложили возглавить Центр амбулаторной онкологической помощи, который уже в конце этого года планируют запустить в Буйнакске. А пока – поработать в городской поликлинике.

6 апреля 2020 года был подписан приказ о его назначении на новую должность, а через неделю… он пошел работать в «красную зону» и отработал в ней три месяца.

— Я уже почти пять лет работаю онкологом. Видел много боли и горя. Но самое страшное, с чем мне пришлось столкнуться, ждало меня в «красной» зоне, — рассказывает врач. – Безысходность, растерянность, зачастую понимание собственного бессилия. Не было четко разработанного алгоритма действий, мы не знали, как лечить, чем лечить. Ощущение какого-то боя с тенью, с призраком. А еще – паника и страх среди пациентов. Стало понятно, что ковид поражает и нервную систему тоже. А для нас, каждая спасенная жизнь – безмерная радость. Мы не понимали, насколько устали до тех пор, пока ноги отказывались держать, а руки начинали дрожать.

— Что было дальше?

— Дальше? Заболел сам, и, что самое обидное, заразил родных. Переболели. Выздоровели. Вернулся к работе.

— Вы работаете в городской поликлинике совсем недолго, но уже зарекомендовали себя среди буйнакцев. Когда успели?

— Знаете, сколько пациентов я принимаю за день? Не менее двадцати. А на учете у меня более 700. Теперь вы понимаете, почему я вовремя не ответил на ваше сообщение? Не обижаетесь? Вы хотели знать, какова возрастная группа больных раком молочной железы? К сожалению, рак «молодеет». Большая часть стоящих на учете – от 25-ти до 45 лет. Всего с этим диагнозом у меня 73 пациентки. За то время, что я работаю, выявлено еще 16 случаев. К сожалению, в основном, уже на поздних стадиях. Знаете, в чем отличие дагестанцев от остальных россиян? Мы, к сожалению, очень потребительски относимся к своему здоровью. Надеемся на «авось». К врачу идем только когда «припекло». В этой ситуации спасательным кругом могла бы стать обязательная диспансеризация. Но…

Я понимаю, что Изамутдин Дагирович хочет сказать этим «но». Диспансеризация проходит зачастую для «галочки».        И тому несколько объективных и субъективных причин.

Из объективных – тот самый наш «пофигизм» по отношению к своему здоровью – если не болит, к врачу идти не надо.

Из субъективных – кто-то и рад бы сходить, провериться «от и до». Но когда? С утра до вечера – на работе. Во время обеда успеть пройти специалистов – нереально. Эх, где золотое советское время, когда на обязательную диспансеризацию каждому работающему гражданину страны выделялись два рабочих дня.

И. Ильясов, как человек, уже имеющий опыт руководителя, предлагает свое решение проблемы – в период диспансеризации перепрофилировать нескольких терапевтов только на прием тех, кто пришел ее пройти.

На прощание не могу обойтись без клише. Прошу доктора, чтобы дал хороший совет.

— Мой совет очень прост. Пожалуйста, не забывайте, что своевременность – это жизнь. Обследуйтесь вовремя и оставайтесь здоровыми.

В общем, беседа с онкологом Буйнакской городской поликлиники сложилась совсем не так, как я предполагала, но я искренне этому рада. А более всего рада тому, что в республику возвращаются такие серьезные, профессионально грамотные, умеющие думать молодые кадры. Может, так вернется и доверие к «нашим» врачам.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ