ПОЧЕТНЫЙ ГРАЖДАНИН РОССИИ – ХРУПКАЯ ЖЕНЩИНА С СИЛЬНЫМ ХАРАКТЕРОМ

0
46

Когда она говорит о работе, которой отдала более полувека, у нее горят глаза. И это удивительно. Ловлю себя на мысли, что завидую. Это как нужно любить свое дело! Но завожу разговор о ней самой, и в ответ – сплошные паузы. Потому что не привыкла. Потому что из категории тех, кто считает, что о человеке судят по его делам, а не по словам.

На днях Зумруд Гаджиевне Байсунгуровой вручили орден Почетного гражданина России. Думаю, объяснять, о ком идет речь не нужно. В Буйнакске ее не просто знают, наверняка большую половину горожан на этот свет приняли именно ее руки. Акушер-гинеколог, 45 лет возглавлявшая родильное отделение Буйнакской ЦГБ, она и сегодня помнит практически всех своих рожениц …

Девочке Зюме в детстве очень повезло, ее считали своей дочерью в двух семьях – в родной семье и в семье тети — сестры отца, у которой своих детей не было. Вот и холили, и лелеяли ее вдвойне. О своем втором отце она говорит с гордостью – тридцатитысячник —  передовой партийный работник, направленный в 1955 году для руководства экономически слабым колхозом.

— До этого он работал в Ведено в Чечне, и об этом периоде нашей жизни воспоминания, пронизанные страхом, — рассказывает Зумруд Гаджиевна. – Вы же знаете о выселении чеченского народа в 1944-м. А ему пришлось здесь работать сразу после войны. И это было сложно. Поэтому очень обрадовались переезду в Казбековский район.

Но так сложилось, что школу девушка закончила в Буйнакске, потом поступила в Дагестанский мединститут на лечебный факультет, во время учебы вышла замуж. С мужем переехала в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и институт закончила уже там.

В 1965 году молодой специалист была принята на работу в родильное отделение Буйнакской городской больницы.

— Тогда ею руководил замечательный человек Владислав Васильевич Балиос, который стал для меня настоящим учителем, — говорит она.

Молодой врач попал сразу из огня да в полымя. Первые принятые самостоятельно роды были очень сложными. Двойня. Девочки. С поперечным положением. Это сейчас в любой мало-мальски сложной ситуации роженице рекомендуют кесарево сечение, а тогда – хирургическое вмешательство считалось последним делом, больше доверяли профессионализму акушера. И Зумруд Гаджиевна вручную изменила положение малышек и приняла их. Это были сестры Макашариповы. Благодарный отец потом даже посвятил врачу стихотворение…

Сколько их было, этих сложных случаев в жизни Байсунгуровой – не счесть. Каждый она помнит так, как будто это было сегодня. «Каждая женщина – отдельное акушерство», — говорит она.

— Зумруд Гаджиевна – очень ответственный человек, — рассказывает  о своей коллеге заведующая отделением гинекологии Буйнакской ЦГБ Рабият Абдулхаликова. – В 1972-м году ее назначили заведующей родильным отделением, и с тех пор, как мы шутим, она просто поселилась в больнице. Обращаясь к коллеге, она продолжает: «Расскажи, как тебя днем и ночью вызывали из дому. Как в выходной день прибегала, бросив тесто на хинкал, которое вымешивала, толком руки не отмыв».  Зумруд Гаджиевна отмахивается и смеется.

— Но это же правда, — не сдается Рабият Магомедовна. – Она рядом с больницей живет, вот все этим и пользуются и по сей день. В любой сложной ситуации звонят. А то, что она сделала во время землетрясения в 1975 году – вообще сродни подвигу. Январь. Ночь. В отделении рожает женщина – первородка, ребенок идет с ягодичным предлежанием. И тут начало трясти. Она со страху вскочила со стола и бежать. Медики в растерянности. В отделении паника. Мамаши хватают детишек без разбора — своих-чужих — все равно. Всюду хаос. И тут навстречу бежит из дому Зумруд Гаджиевна в тапочках на босу ногу. И на бегу раздает указания: «Догоните роженицу. Эвакуируйте людей. Выносите оборудование, медикаменты и кровати». И все сразу успокоились, когда стало ясно, что она на посту. Бегунью догнали и приняли мальчика — богатыря, кстати, 4кг.200 гр. Стали собирать палатки, организовали пункт приема-выдачи детей. Уже на следующий день стали приходить мамочки и искать своих, отдавая чужих.

А потом было решено перенести родильное отделение в щитовки, и Байсунгурова, вместе со своим коллективом на себе весь больничный скарб перетаскивала и вновь налаживала работу. А потом – еще один переезд, и еще один. Я даже представить себе не могу, как сейчас с этим справлялись бы наши молодые коллеги, которые ни за что не хотят принимать ответственность.

История с мальчиком, родившимся в ночь землетрясения, кстати, имеет продолжение. Однажды, через двадцать пять лет, Зумруд Гаджиевна меня просит спуститься вниз. Спустилась. Смотрю – стоит парень и смущенно улыбается.

— Знаешь, кто это? Тот самый мальчик, у которого мама с родильного стола бежала, — смеясь, говорит она. – Приехал, жену беременную привез. Да, и таких тоже было много. Тех, кому сначала самим помогала появиться на свет, а потом уже и их деткам. Это ли не счастье?

Но было и такое, о чем вспоминать совсем не хочется. Ложь. Предательство. Подлость. После одного такого случая у врача случился инсульт. Но об этом она говорит неохотно. Потому что твердо убеждена, хороших людей намного больше.

В 2019 году заведующую родильным отделением Зумруд Байсунгурову перевели на должность ординатора. В силу возраста. Но те, кто ее знает, твердо убеждены, что сил и желания работать у нее в разы больше, чем у многих молодых врачей.

— Отпахала столько лет, но и сегодня готова работать в родзале столько, сколько надо, — говорит она.

И ее по прежнему зовут. В каждом сложном случае. Потому что когда она рядом – на душе спокойнее у всех. И у коллег, и у рожениц.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ