ДВЕ КАТЮШИ МАГОМЕДА ГАДЖИЕВА

0
196

Табличка на доме гласила «ул. Магомедгаджиева». Странно, подумала я, неужели переименовали? И только, через несколько минут поняла, что налицо – вопиющая безграмотность и полное незнание истории, а улица, как и прежде, носит имя нашего прославленного земляка, Героя Советского Союза, подводника — «рыцаря морских глубин», как его называли газеты военных лет, Магомеда Имадутдиновича Гаджиева. Стало стыдно и обидно за такое варварское отношение к памяти человека, чье имя носит город в Мурманской области, десятки улиц и школ, Героя, до последнего вздоха служившего Родине.

Каким он был – первый сын аварца Имадутдина и лачки Хурбиче, рожденный в высокогорном Мегебе и получивший свое имя в честь деда Магомед-Гаджи?

Магомед выделялся среди своих сверстников особенно твердым характером. Как-то раз мальчик заметил незнакомца, хозяйничавшего в отцовской конюшне. Намерения непрошеного гостя были очевидны. Никого не опасаясь, он спокойно взнуздывал Молнию — лучшую лошадь Гаджиевых. Парнишка подбежал к конокраду, схватил лошадь под уздцы. «Прочь, щенок!» — раздался резкий окрик, и плетка просвистела у самого лица Магомеда. Другой ее удар пришелся по спине лошади. Молния понесла, а в ее гриву мертвой хваткой вцепился тринадцатилетний мальчуган. Только к ночи Магомед вернулся домой. Его одежда была изорвана в клочья, а тело напоминало сплошную кровоточащую рану. По всему видать, свою любимицу лошадь мальчик защищал до последнего. И получил награду — через несколько дней Молния сама прибежала домой, очевидно, сбросив чужака.

Когда от сибирской язвы умерла мать, жизнь в доме, которая и раньше была нелегкой, стала невыносимой. Юноша бежал из дому и через несколько недель объявился в Баку, у своего двоюродного брата Расула, матроса с военного корабля. Поев наваристого флотского борща, Магомед признался, что его давняя и сокровенная мечта — отправиться в морской поход, поначалу хотя бы юнгой. По ходатайству Расула мальчика зачислили на боевой корабль. Мечта стала явью, однако в Баку неожиданно нагрянул Гаджиев-старший и увез сына-беглеца домой, в Темир-Хан-Шуру. Но как усидеть дома, когда все мысли занимает море и только оно? Мальчик вновь бежал из дому к Расулу и три месяца плавал юнгой на его корабле.

За отличную службу братья Гаджиевы получили небольшой отпуск. После нескольких дней, проведенных в Темир-Хан-Шуре, моряки вернулись в Баку, не зная о том, что за это время город перешел в руки деникинцев. Расула схватили и расстреляли, а Магомед вернулся в родной дом, чтобы после похорон брата уйти в горы и по аварскому обычаю «взять кровь врага» за его смерть. Так юный Гаджиев стал бойцом артиллерийского дивизиона 28-й стрелковой дивизии.

В 1921 году бывший фронтовик Гаджиев вернулся в Темир-Хан –Шуру, поступил в местный педагогический техникум. Но своей давней мечте не изменил. Когда в Махачкалу прибыла канонерская лодка «Ленин», Магомед совершил экскурсию к морю только затем, чтобы своими глазами увидеть новый каспийский флот. В августе 1925 года по путевке Дагестанского обкома комсомола он поступил на специальный курс военно-морского училища в городе Ленинграде. Мечта начала сбываться.

Свою первую морскую практику он проходил на легендарном крейсере «Аврора». Именно на этом корабле в 1930 году Гаджиеву довелось выйти в долгое заграничное плавание. По окончании училища, в 1931 году, Гаджиева направили минером в бригаду подводных лодок Черноморского флота, наградив за отличную учебу именным пистолетом системы Коровина. Собственный корабль Гаджиев получил лишь в 1933 году, после перевода на молодой Тихоокеанский флот. К берегам Тихого океана морской офицер уезжал с молодой женой – Катюшей.

В 1937 году капитан-лейтенанта Гаджиева откомандировали в Военно-морскую академию. Скоротечная финская кампания оторвала его от учебы — Магомед был направлен на Северный флот, в Мурманск. Подводники-североморцы разработали немало тактических приемов действия подводных лодок. Они первыми применили способ залповой стрельбы «веером», который в годы войны дал весьма ощутимые результаты. Но воевать в море Гаджиеву не пришлось. Его решили оставить в штабе флота начальником отдела подводного плавания. А осенью 1940 года Магомед Гаджиев становится командиром дивизиона крейсерских подводных лодок типа «К», которые моряки любовно называли «катюшами».

В одном из писем Магомеда Гаджиева к родным, которые его потомки берегут, как реликвии, он писал: «На море меня бережет одна «катюша», а на берегу ждет другая».

Екатерина Гаджиева вместе с дочерью Галинкой каждый день ходила на высокий берег Кольского залива, все высматривала знакомый силуэт подводной лодки с флажком командира дивизиона..

1-й дивизион под командованием М. Гаджиева стал самой мощной ударной силой в бригаде подводных лодок. С именем М.И. Гаджиева связаны славные традиции подводников-североморцев. Он почти постоянно находился в боевых походах: вернувшись на базу из очередного выхода на вражеские морские коммуникации, сразу уходил на другую подлодку своего дивизиона. Его прозвали «Человеком войны».

В письме брату Сиражутдину Магомед признавался: «Тяжело, страшно. Но победить необходимо». А жене писал теплые, полные любви и нежности письма: «Здоров. Можешь поздравить с орденом Красного Знамени. Стараюсь воевать как можно лучше… Всегда твой Керим.» (Керимом на флоте называли Магомеда близкие друзья).

За одиннадцать месяцев войны число вражеских кораблей, потопленных дивизионом Гаджиева, достигло 27. Десять из них были отправлены на дно при личном участии комдива.

В мае 1942 года подводная лодка «К-23» под командованием капитана 3 ранга Л.С. Потапова (обеспечивающий капитан 2 ранга М.И. Гаджиев), проводив союзный конвой к месту назначения, возвратилась на позицию к норвежским берегам. Днем 12 мая она передала радиограмму в штаб флота. Содержание радиограммы было таково: успешно торпедирован транспорт противника, в артиллерийском бою потоплены два сторожевых корабля, лодка отходит на восток. На этом связь с «К-23» оборвалась. Напрасно в Полярном ждали лодку-победительницу с комдивом на борту. Назад она так и не вернулась. О печальной судьбе «К-23» командующий Северным флотом узнал из перехваченных донесений противника. Оказывается, лодка получила серьезные повреждения прочного корпуса и главного двигателя, так что могла двигаться только в надводном положении. В погоню за ней устремились немецкие самолеты «Ю-88». Один из них атаковал лодку, после чего она затонула вместе с экипажем. Так закончился двенадцатый и, увы, последний военный поход талантливого командира-подводника Магомеда Имадутдиновича Гаджиева.

ДВЕ КАТЮШИ МАГОМЕДА ГАДЖИЕВА

23 октября 1942 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил посмертно капитану 2 ранга Магомеду Имадутдиновичу Гаджиеву звание Героя Советского Союза. Ему было всего 35 лет. По-детски влюбленный в море он был рожден для моря, жил в море, в море и остался, выполнив свой долг до конца.

В 1967 году город Скалистый Мурманской области был переименован в Гаджиево. Чтобы принять участие в праздничном мероприятии, к далеким тихоокеанским берегам отправилась дагестанская делегация, в составе которой были братья Магомеда – Народный учитель СССР Булач Гаджиев, будущий контр-адмирал Альберт Гаджиев, дочь Героя – Галина и внук – Андрей. Последний продолжил семейную традицию — служение Родине на флоте, дослужился до капитана первого ранга.

Сегодня Гаджиево и Буйнакск (любимая Магомедом Темир-Хан-Шура) – города-побратимы. Северные гости неоднократно приезжали поклониться малой родине Человека войны, и буйнакцы стали частыми гостями на земле, где свято чтут память о нашем земляке.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ