ПОЛВЕКА ВМЕСТЕ ШЛИ ОНИ. И ЛЮБОВЬ ВО ВСЕМ ИМ ПОМОГАЛА.

0
147

Как все-таки интересно случается в жизни, ищешь что-то очень нужное на стороне, а, оказывается, оно было совсем рядом. Спрашиваете, к чему это я? Все просто, несколько дней искала семью, которая прожила в браке много лет, чтобы написать статью в День семьи, любви и верности. Оббегала и обзвонила кучу знакомых. Кого-то нашла, но в последний момент интервью сорвалось. И, вот, когда до выпуска газеты осталось ничтожно мало, в расстроенных чувствах поделилась проблемой с нашим бухгалтером – Верой Максимовной Черновой, запивая горечь поражения чашкой не менее горького кофе.

— Неужели во всем Буйнакске не осталось семей-«долгожителей», —  понуро спрашиваю я. – Вера Максимовна, ведь вы здесь столько лет живете, всех знаете…А, кстати, столько- это сколько?  Вы когда в Буйнакск приехали?

— В 1963-м, — отвечает она.

— Вы за своим дядей Гришей уже замужем были?

— Нет, мы здесь познакомились и поженились в 1970-м году.

Тааак …Меня словно током шибануло. Вот же оно, то самое, необходимое. Быстро начинаю подсчитывать. Если в 70-м, то в этом году…Оп-па, да золотая свадьба у них в этом году!

— Верочка Максимовна, вы то мне и нужны!

— Не выдумывай! Нашла героев, — смеется она.

— Ну, пожааааалуйста…

— Да что рассказывать, вы и так все знаете.

И то правда, хороший коллектив – это все равно что семья. И каждое утро начинается с обсуждения семейных проблем или радостей. Когда моя дочь сдавала экзамены в прошлом году, за нее «болела» вся редакция. А достижениями Калиного Алишки  на футбольном поле мы гордимся не меньше, чем его родные тети.  И когда дядя Гриша заболел пневмонией во время пандемии, волновались все. К сожалению, поддержать Веру Максимовну могли только на расстоянии. Но звонили, интересовались и очень волновались, не только за больного, но и за ухаживающую. Она же в день несколько раз бегала в больницу и обратно, ведь «Гриша хочет курочку», или супчик, или кисель. А еще, кто-то сказал, что вареная морковь очень полезна. И она бежит на рынок, покупает, отваривает и — снова  в больницу.

А когда он выздоровел, радовалась вся редакция. Потому что Григорий Петрович Чернов в свои 90 лет даст фору любому. Он – настоящий романтик, рыцарь. Если бы вы только слышали, как он читает стихи! Не мешало бы молодому поколению брать у него уроки. А какие у него умелые руки. Собрать, починить, запаять — это все к нему. Кажется, для дяди Гриши нет ничего невозможного.

— Вера Максимовна, признайтесь, вы в него влюбились, как только он вам стихи читать начал, — подзуживаю я свою собеседницу.

— Напридумывала. Еще чего. Я к брату приехала, он с женой в Буйнакске жил, а Гриша оказался соседом.

— Ииии…

— И ничего. Здоровались, когда в подъезде сталкивались, и все. А потом – землетрясение. Нашу двухэтажку на Советской разрушило. Брат уехал, а я осталась. Я на межрайбазе уже работала. Сняла квартиру.  А потом пришел Гриша, сказал: «Выходи за меня замуж», и пока я в ступоре стояла, стал выносить мои вещи, а во дворе его уже грузовик ждал.

— Ну, говорю же, романтик. Приехал, забрал, увез. Эх, где теперь такие решительные мужчины…Ладно, позавидовала и хватит. А свадьба какая была?

— Да какая свадьба? В мае землетрясение только прошло, а в июне 13-го мы поженились. Пошли в ЗАГС, свидетелем у нас был мой коллега и Гришин друг – Халил Адухов, расписались и стали жить.

— Как жить?

— Как все. По-разному.

— Но ведь сумели полвека вместе прожить. И, хоть вы про любовь говорить не хотите, но невооруженным глазом видно, что она у вас есть. Вон как вы о нем заботитесь, а уж он вас как бережет! Да, и стихи до сих пор читает. В чем секрет?

— Говорю же, выдумщица ты. Нет никакого секрета. Уважать нужно друг друга, вот и все. И будет в семье мир.

— Ну, Вера Максимовна, неужели вы даже не ругались за эти годы?

— Ругались, конечно, что мы, не люди? Но умели друг другу уступать, когда надо. Где – он мне, где – я ему.

— А кто чаще уступает?

— Гриша. Если возмущаюсь из-за чего-то, просто говорит: «Началось!», и уходит из дому. Пока он прогуляется, уже и я остыла. И все хорошо.

А я вдруг вспомнила строчки из стихотворения, которое прочла когда-то.

У нас говорят, что, мол, любит, и очень,

Мол, балует, холит, ревнует, лелеет…

А, помню, старуха-соседка короче,

Как встарь в деревнях, говорила: жалеет.

Это именно то, о чем говорит Вера Максимовна. И они с Григорием Петровичем потому и прожили полвека душа в душу, что умели жалеть друг друга не той жалостью, которая оскорбляет, а той, что бережет.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ