ГЛАВНОЕ – ЗДОРОВЬЕ

0
131

Загра Нургаджиева всего три года назад закончила медицинский колледж имени Башларова в Махачкале. Сразу после окончания  пошла работать в Центральную городскую больницу Буйнакска, в терапевтическое отделение. Когда началась пандемия, девушка, как, наверное, большая половина горожан, не до конца понимала, с чем придется столкнуться. И потому назначение на работу в «красной зоне» приняла спокойно. Ее определили в приемный покой — первой принимать пациентов с подозрением на COVID.

— Когда нам выдали противочумные костюмы, сначала сложно было их правильно надевать, ведь это целая наука, — рассказывает Загра. — Чтобы зайти в красную зону, надо пройти через раздевалку. Надо снять с себя все до нижнего белья, потом одеться заново. Сначала — пижама: серая мягкая футболка и белые хлопчатобумажные брюки на завязочках. Потом —  СИЗ (средство индивидуальной защиты): белый пластиковый комбинезон. В разных больницах его зовут по-разному. Встречаются модификации — желтый или белый противочумной костюм. Желтый не рвется, но в нем не дышит тело, и все надеются на белый. На рукавах — петельки под пальцы, если их нет — нужно сделать дырку в рукаве. Сверху натягиваются перчатки, в них нужно заправить рукава. Потом — бахилы поверх кроксов. Потом — шапочка на волосы и очки. Надо проверить, чтобы очки плотно прилегали к щекам, лбу, переносице. Их затягивают по максимуму у зеркала, отсюда — неизбежный пролежень на носу и возможные синяки на щеках. Потом — маска-респиратор. Важно, чтобы резинка не давила на уши, иначе смену проведешь с обжигающей болью. Сверху — капюшон костюма. У горла он застегивается на липучку. С этого момента человек готов к смене. Теперь я уже приноровилась и другим помогаю облачаться. Спрашиваешь, тяжело ли в таком костюме? Да, тяжело. Жарко очень, постоянно хочется пить, вес теряешь, получше любого тренажёра.

ГЛАВНОЕ – ЗДОРОВЬЕ

Первое понимание, насколько страшен вирус, пришло к Загре, когда в больницу поступила односельчанка.

— Я с детства знала эту женщину, сильную, здоровую. И вот она здесь. Задыхается. Мы стараемся помочь и… не можем. На следующий день ее не стало, — рассказывает медсестра.

Эта смерть настолько поразила девушку, что она, плача, стала звонить родным и знакомым и буквально умолять беречь себя, не выходить из дому, пользоваться средствами индивидуальной защиты.

— Тебе интересно, по сколько часов мы работаем в «красной зоне»?  По разному. В день поступает 30-35 человек. Знаешь, с нами в смене работала главный врач поликлиники Аида Расуловна Алиева. Мы уже выдыхались, а она продолжала работать. С 8 утра до 12 ночи. Вот о ком надо писать!

Сегодня Загра на самоизоляции. 22 мая вновь пойдет на смену.

— Боюсь ли я? Конечно да. Я же вижу, как это опасно. Но все равно пойду. Потому что это мой долг. Потому что, выбрав медицину однажды, я должна служить ей до конца. Знаю, что я уже не буду прежней. Произошла переоценка ценностей. Многое из того, что было важно в той, доковидной, жизни, теперь уже не имеет значения. Главное — человеческая жизнь, — говорит З.Нургаджиева.

Сабина Исрапилова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ