Дача генерала Мищенко

0
70

Страницы нашей истории

Кто из старожилов города Буйнакска не знал это словосочетание: “Дача генерала Мищенко”? Сегодня мы хотели бы ещё раз вспомнить об этой даче и ее владельце — Павле Ивановиче Мищенко.

Генерал Павел Иванович Мищенко стал легендарным героем на полях сражений русско-японской войны 1904-1905 гг. «Популярность и слава его были велики, а имя гремело по всей России» писал журнал «Армейский сборник» (12, 1996 г.).

Будущий прославленный генерал-лейтенант царской армии, герой русско-японской и Первой мировой войн, родился в крепости Темир-хан-Шура 22 января 1853 года в семье офицера 1-го Дагестанского конно-иррегулярного полка Ивана Мищенко и матери из знатной состоятельной кумыкской семьи. Мальчик с раннего возраста себя видел только военным, окончил 1-ю Московскую военную гимназию, потом 1-ое Павловское военное училище.

Его военная карьера началась в 1871 году и продолжалась до 1917 года, пока генерал не вышел в отставку. Он участвовал во многих сражениях и походах как: Туркестанский поход, русско-японская война (1904-1905гг.), Первая мировая война (1914-1918 гг.)

Награжден:

— Орденом Святой Анны 3-й ст. (с мечами и бантом) (1873 г.);

— Орденом Святого Владимира 4-й ст. (с мечами и бантом) (1881 г.);

— Орденом Святого Станислава 2-й ст. (1887 г.);

— Орденом Святой Анны 2-й ст. (1893 г.);

— Орденом Святого Георгия 4-й ст. (1901 г.);

— Орденом Святого Владимира 3-й ст. (1901 г.);

— Золотой украшенной бриллиантами шашкой с надписью “За храбрость” (21.08.1904 г.);

— Орденом Святого Станислава 1-й ст. (1904 г.);

— Орденом Святой Анны 1-й ст с мечами (ВП 25.08.1905 г.);

— Орденом Святого Владимира 2-й ст (ВП 06.12.1908 г.);

— Орденом Белого орла (1911, мечами к ордену 17.09.1915 г.);

— Орденом Святого Александра Невского с мечами (1914 г.).

Расскажем об одном из эпизодов периода русско-японской войны.

… 31 января 1904 г. Император Николай II обратился к кавказским горцам, желающим идти на войну с Японией. В связи с обращением был выработан проект о создании Кавказской конной бригады, состоявшей из Терско-Кубанского и 2-го Дагестанского конного полков, куда входило около 750-760 человек из 181 сёла Дагестана. В числе этих добровольцев было более 79 всадников из Темирханшуринского округа.

Генерал П. Мищенко был любимцем своих подчинённых. Его заботливость доходила до высшей степени. Он требовал от офицеров отряда, чтобы нижние чины были всегда хорошо накормлены и добротно одеты.

Достоин внимания и подражания тот факт из биографии Мищенко, что он никогда не сквернословил и не ругался. Не было у него и обычая критиковать высшее начальство. Этих качеств требовал он и от своих подчинённых.

Во время чистки высшего командного состава, после Февральской революции, был отстранён от должности командира корпуса и 16 апреля 1917 г. уволен со службы по “болезни” с мундиром (с правом ношения парадной формы с наградами — А. М.) и пенсией.

В том же 1917 году Мищенко уехал к своей жене в Дагестанскую область в город Темирхан-Шура, где у них был двухэтажный дом с большим фруктовым садом, мощёным двором и прогулочными аллеями, утопающими в цветах. Здесь генерал посадил голубые ели, привёз красивых павлинов, развёл пчёл и собирал мёд. Ежедневно по утрам он любил прогуливаться по парку вместе со своим ординарцем и женой. Иногда он с радостью принимал у себя на даче своих бойцов — всадников из конного полка, с которыми громил японцев на Дальнем Востоке в 1904-1905 годах и немцев — в Первую мировую войну.

Павел Иванович иногда выходил в город, надев свой парадный генеральский мундир со всеми боевыми наградами.

Говорят, был случай, когда он, вместе с денщиком, ехал на фаэтоне по улице Аргутинского и, увидев, что проходит отряд красных партизан с боевым Красным знаменем, слез с фаэтона, стал смирно и отдал честь. Так он простоял, пока не прошел весь отряд. На вопрос денщика, почему генерал царской армии так приветствовал красноармейцев, Мищенко ответил, что он таким образом выразил знак уважения боевому знамени, а не солдатам.

Темирханшуринцы очень любили своего земляка за его уважительное отношение к ним. Он всегда с горожанами-дагестанцами здоровался “Саламалейкум” (кстати, он неплохо понимал и даже немного говорил на языке матери), а при встрече с военнослужащими отдавал честь под козырёк, обязательно повернув голову к приветствующему.

Его ординарец и боевой друг В. И. Копайшвили ежедневно по утрам выходил к воротам и часто покупал у хуторян фрукты, овощи, сено, дрова, которые те везли на базар продавать, и всё это оставлял у ворот, а окрестные жители абсолютно бесплатно могли прийти и брать то, что им нужно. Мёд, который собирали у него на пасеке, Павел Иванович тоже раздавал своим бывшим всадникам или передавал военному госпиталю Темирхан-Шуры.

Дача генерала Мищенко

Его большое владение ещё при жизни стали называть “Дача генерала Мищенко”. Нередко сюда приходили отставные старшие офицеры полка со своими детьми и жёнами, которые прогуливались по парку. Павел Иванович всегда тепло встречал их. Он мог часами сидеть с ними на скамеечке у фонтана, подкармливая павлинов.

Когда в Дагестане установилась Советская власть, генерал-лейтенант царской армии, уроженец Дагестана, занял скорее нейтральную позицию, не принимая ни одну из сторон, хотя прекрасно чувствовал и осознавал происходящее.

В 1918 году, в возрасте 65 лет, генерал Павел Мищенко ушел из жизни.

Есть несколько разных вариантов его самострела, но как бы ни было, он ушёл из жизни, не изменив присяге и Родине. Его похоронили в Темирхан-Шуре, на русском кладбище, где покоятся немало апшеронцев, куринцев. В траурном шествии приняли участие десятки его бывших всадников, увешенных боевыми наградами — те, кто плечом к плечу с ним участвовал в лихих атаках на врага на Дальнем Востоке и на полях сражений Первой мировой войны. Хоронили генерала Мищенко, соблюдая все традиции и ритуалы, принятые в русской армии. Были траурные речи, салют, цветы.

В послереволюционный период дача генерала Мищенко перешла к новым властям, которые, к великому счастью, не стали ломать, рушить владения царского генерала. Они сумели сохранить один из красивых, зелёных участков Темирхан-Шуры, вместе с его аллеей, фонтаном, фауной и флорой.

Советская власть открыла здесь дом отдыха “Буйнакский”, где сотни и сотни буйнакцев, дагестанцев отдыхали по путёвкам, поправляя своё здоровье.

В годы Великой Отечественной войны здесь открыли санаторий для выздоравливающего офицерского состава Буйнакских эвакогоспиталей. Но после войны почему-то санаторий “Буйнакский” был продан или передан братской республике Азербайджан, которые пользовались ею до начала 1960-х годов. С конца 50-х годов прошлого века здесь открыли тубуркулезный санаторий, где сотни больных поправляли здоровье.

Однако, старые стены здания санатория не выдержали страшных землетрясений, обрушившихся на Буйнакск в 1970-м и 1975-м годах, и ныне на этом месте стоят добротные, крепкие здания, отвечающие всем требованиям сейсмостойкости и современным технологиям.

Сегодня, не ошибусь, если скажу, что ни работники данного тубдиспансера, ни тем более пациенты, да, и большинство горожан не знают, кому принадлежал этот прекрасный уголок Буйнакска, кто здесь поправлял своё здоровье в годы Великой Отечественной войны и после неё.

В архиве Буйнакского музея Боевой Славы филиала Национального музея республики им. А. Тахо-Годи, есть большой материал, посвящённый генералу Мищенко, в том числе журнал «Армейский сборник» №12 за 1966 г., где имеется материал полковника запаса Евгения Дема “Славное имя далёкой войны”. Там он пишет, что “В бурные дни 1919 года он ушёл из жизни, и имя его кануло в небытие, как и имена многих других защитников Отечества, достойно выполнивших свой долг перед Родиной”. Сегодня, читая эти строки, мы, работники музея Боевой Славы города Буйнакска, хотели бы обратиться к Министерству здравоохранения РД с просьбой присвоить Республиканскому туберкулезному диспансеру, построенному на месте дома, имя законного хозяина “дачи генерала Мищенко”. Это было бы очень достойно и благородно со стороны тех, кому не безразлична героическая история темирханшуринцев-буйнакцев к его 171-й годовщине со дня рождения и к 120-летию формирования дагестанского конного полка.

Назвав больницу именем Павла Ивановича Мищенко, мы, буйнакцы, возвратили бы для истории не только его славное имя, но и ту справедливость, которой, к сожалению, не всегда нам хватает.

А. МАГОМЕДОВ, научный работник Буйнакского музея Боевой Славы филиала Национального музея Республики Дагестан им. А. Тахо-Годи.  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ