В ПАМЯТЬ О МУЖЕ

0
181

 Лето 2009  года выдалось жарким. В буйнакском ателье, в котором работала Майсарат, работа кипела. Кому-то срочно что-то ушить, подшить… И всем очень срочно. Только успевай. Поэтому, когда молодой человек принес подшить брюки и сказал:

“Пожалуйста, не спешите”, — девушка даже растерялась.

А этот странный парень приходил практически через день и каждый раз находил причину для новой переделки. Пока, наконец, девушка не вспылила и не сказала:

— Вы что, издеваетесь? Кажется, вам проще новые брюки купить, чем эти переделывать. Так и лето закончится, пока вы их заберете.

-Заберу, если дадите вместе с ними свой номер телефона, — не растерялся он. —  Непонятливая вы какая-то, я же ради вас сюда хожу.

Вспоминая сейчас их историю знакомства, она улыбается. А тогда…

— Ох и разозлилась я тогда. Наговорила ему всякого, брюки эти злополучные в руки впихнула и вытолкала. Но он оказался настырным.

Вагаб Багаутдинов, так звали нашего незадачливого обладателя брюк, добивался расположения Майсарат почти три года. Парень был контрактником, служил в Чечне, но каждую свободную минуту старался провести с любимой. И в октябре 2011 года она, наконец, сказала “Да”.

— Мы поженились, когда я поняла, что все мои страхи по поводу того, что разных национальностей, не обоснованы. Что для Вагаба важна только я сама. И теперь я жалею, что сама у себя украла лишние годы, которые могла быть счастлива. Я же даже подумать не могла, что все закончится так быстро.

Будучи человеком военным Вагаб часто бывал в командировках в горячих точках. Об этом жена узнавала только тогда, когда он возвращался домой. И по наградам, которые появлялись на кителе. Медаль Жукова, медаль Суворова, все и не упомнишь. На вопрос, за что наградили, смеясь отвечал: “За длительную осаду и  взятие крепости по имени Майсарат”.

Через год у них родилась дочь, а в начале 2014 года Майсарат сказала мужу, что вновь ждет ребенка.

— Как он радовался. Все твердил, что теперь уж точно будет мальчик. А каким нежным и внимательным был! На день рождения подарил мне навороченную швейную машинку с разными функциями, о которой я мечтала. А когда в начале мая я захотела черешню, отвез нас с Месейкой в черешневый сад. Этот день — самое мое счастливое воспоминание. Мы ели ягоды прямо с веток, перемазались соком, смеялись, фотографировались… А через месяц Вагаб уехал в командировку, и я опять не знала, куда.

Рождение сына мужчина пропустил. Увидел Исрапила только по видеозвонку.

Месейке было два годика, а Исрапилу два месяца, когда военнослужащий

Багаутдинов Вагаб Ильясович погиб во время боевой командировки в Донецкой республике.

10 лет назад он одним из первых пролил свою кровь на украинской тогда еще земле. Но рассказать о его подвиге было нельзя. Как сказал вдове Героя тогдашний руководитель республики Рамазан Абдулатипов, вручая Майсарат  Багаутдиновой орден Мужества: «Придет время, и о подвиге вашего мужа узнают все».

Ветеран двух контртеррористических операций на территории Чечни, он с честью прошёл немало испытаний и всегда возвращался домой, к семье.

Друзья шутили: «Вагаб заговоренный».

Тогда, в 2014-м, был отправлен в спецкомандировку, о которой не имел

права рассказывать, и даже самые близкие не знали, где он. А 29 августа

того же года погиб в поселке Котельники Донецкой республики.

— Когда ко мне пришли и сказали, что Вагаба больше нет, я не могла понять, о чем они говорят. Это же просто одна из многочисленных командировок. Что с ним может случиться? Тем более, еще два дня назад я разговаривала с мужем, и он клятвенно обещал мне приехать домой на мой день рождения, 3 сентября. Так и сказал, смеясь: «Это будет мой тебе подарок», — вспоминает Майсарат.

Тело погибшего привезли на родную землю третьего сентября. Вагаб никогда не изменял своему слову. Остался верен ему и напоследок.

Теперь Майсарат Багаутдинова – вдова погибшего героя. На швейной машинке, которую когда-то подарил ей муж, она теперь шьет теплую одежду для наших бойцов. Каждое изделие, выходящее из-под ее добрых рук, имеет свой бренд. Он состоит из двух слов. «Зов героев». На помощь Майсарат приходят знакомые и родственники. Вносят свою лепту в общее дело и мамы, и вдовы ребят, которые погибли на Украине. Одна из соседок читает молитвы над каждой вещью, которая отправится в зону СВО. Чтобы ребята вернулись домой живыми и здоровыми. Самую большую помощь оказывают мама Майсарат и подросшая дочь.

Более 800 комплектов термобелья и балаклав сшила женщина за эти два года. Солдатская молва разнесла об этом, и часто бойцы, которые приехали домой в отпуск или восстанавливаться после ранения, приезжают к ней перед отправкой обратно за комплектами для своих боевых товарищей.

— Хотела я и спальные мешки начать шить. Но там очень большой расход ткани, сама не осилю. А еще хотела бы поехать на передовую. Но брат мужа со мной поехать не может, а ехать одной или с чужими мужчинами не могу — слишком дорога мне память о Вагабе, не хочу, чтобы даже тень сомнений упала на его честь, — говорит женщина.

А еще, она часто достает семейный альбом, в котором до обидного мало общих фотографий, и рассказывает детям, каким был их отец. Все эти истории Месейка и Исрапил слышали не раз, но все равно вновь и вновь просят: “А расскажи про “крепость по имени Майсарат” и брюки”.

И снова воспоминания уносят ее в то жаркое лето 2009 года со странным парнем, который просит не спешить…

Сабина ИСРАПИЛОВА 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ