“У КАЖДОГО ПОКОЛЕНИЯ СВОЯ ВОЙНА”

0
248

Её жизнь не была легкой. Осталась одна с тремя маленькими детьми. Жила на съемных квартирах, меняя одну за другой. Бралась за любую работу, чтобы ее мальчики ни в чем не нуждались. Вот, наконец, ее три богатыря –Омардибир, Мусагаджи и Гаджимурад выросли. И Муминат Курамагомедова вздохнула спокойно. У нее есть опора. Теперь можно передохнуть, позволить себе стать слабой.

Омардибир устроился на работу в Росгвардию в Москве. Мусагаджи тоже стал военным. Служил в Калининградской области.

Дома оставался только самый младший – Гаджимурад. Он учился в школе-интернате в Буйнакске, а после девятого класса переехал в родное село Салта Гунибского района, к своей ациба – бабушке.

К нему, последышу, вообще у всех было особое отношение. Если старшие сыновья росли сдержанными, как настоящие горцы, младший был очень ласковым, открытым на эмоции. Безо всякого повода мог обнять бабушку и признаться: «Ациба, я так тебя люблю!» А мама вообще купалась в его любви.

— Мамочка, любимая, потерпи, я обязательно куплю тебе квартиру, — повторял он.

Муминат тяжело переживала расставание со старшими сыновьями и потому старалась удержать младшего возле себя. Когда, отслужив срочную службу в армии, Гаджимурад решил тоже подписать контракт, умоляла его не делать этого.

“Дир вас, прошу тебя, умоляю, вернись домой”,- заклинала Муминат. И Гаджимурад вернулся. Устроился в Автодор, какое-то время был рядом. Но однажды сказал: “Баба, не могу я. Хочу быть военным. Не закрывай мне дорогу.

Что я могла сделать? Как удержать? Разрешила. Сама разрешила. Если бы знала, как все будет, привязала бы к себе, не отпускала…

Гаджимурад уехал в Улан-Удэ, где служил срочку. Подписал контракт. Все складывалось хорошо. Да, грустила мать, что сыновья — ее орлы — разлетелись по всей России. Но живы-здоровы, хвала Всевышнему. А потом, так совпало, что в ноябре 2021 года приехали в отпуск двое сыновей – Мусагаджи  и Гаджимурад.

— Я спала, — вспоминает Муминат. — И вдруг, меня с двух сторон кто-то целует. Смотрю — мои мальчики.

Смех, счастье, радость. Воспоминания о тех безоблачных днях теперь помогают женщине жить.

— В один из дней Гаджимурад мне говорит:”Баба, мне девушка одна нравится. Может поедешь, засватаешь?”

— Вай, сынок, старшие еще не женаты. Ты куда впереди них бежишь?

— Знаешь, иногда маленький камушек впереди скалы падает. Что мне их годами ждать? У меня времени нет.

Вот и поехала Муминат по просьбе сына в Дагогни.

В декабре уехал, обещал, что летом приедет, и будет свадьба. А в начале января позвонил, сказал, что на учения в Белоруссию отправляют.

— У меня как будто в глазах померкло. Словно что-то я почувствовала. Стала просить — не езжай. А Гаджимурад ответил, что приказы не обсуждают, их выполняют, — делится мать

О том, что на Украине началась спецоперация, женщина узнала от коллег. Сыновья, а все три ее сына с первых же дней уже были в зоне СВО, ей ничего не сказали. Омардибир и Гаджимурад на связь выходили, Мусагаджи — нет.

2 марта Гаджимурад позвонил по видеосвязи.

— Он был худой, заросший весь. Я спросила, это ты так на учения уехал? А он сказал: “Мам, у каждого поколения своя война. И кто-то должен выполнять свой долг”.

Это был его последний звонок …

4 марта на передовую нужно было отвезти снаряды, продукты. Гаджимурад Махмудов вызвался сам. Машину разбомбили …

О его смерти родным сообщили 7 марта…

— Ночью я его во сне видела. Как будто приехал домой. Худой. Больной. Я бегу к нему, кричу — заходи домой, хочу обнять. А он отходит от меня и говорит: «Я слишком грязный”, — со слезами рассказывает мама.

Кавалера Ордена Мужества ефрейтора Гаджимурада Магомедалиевича Махмудова похоронили в селении Салта Гунибского района. Ему, как и многим другим погибшим Героям, установлена мемориальная доска. Проходят различные мероприятия его памяти. Это гордо для матери, но горько. Ведь он больше никогда не придет, не обнимет, и не скажет: ”Мама, я так тебя люблю”. Ее сыночек, теплый огонечек, младшенький.

Недавно Муминат купила квартиру. На деньги сына.

— Он сделал после смерти то, что обещал. Только зачем мне все это? Я столько лет о собственном жилье мечтала, когда по квартирам скиталась. А теперь вот есть оно, это жилье, а счастья нет. Оказывается, тогда, с этими, казалось, самыми тяжелыми проблемами, но в окружении своих сыновей я была по-настоящему счастливой…

Сколько вас, потерявших родных и любимых…Сколько вас, по ночам ревущих в подушку от невыносимой боли, а утром надевающих маску мнимого спокойствия…Сколько вас, женщин, чья жизнь разделилась на “до” и “после”… Я не знаю слов, которые смогут облегчить вашу боль, вернуть улыбку вашим губам и огонь — глазам. Но я прошу Всевышнего за каждую из вас, чтобы даровал утешение вашим израненным душам.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ