Тимур Саркаров: «Идеологи экстремизма подобны паразитам»

0
52

Руководитель направления по работе с муниципальными органами власти компании «Цифровое образование», победитель конкурса кадрового резерва «Мой Дагестан», лектор Российского общества «Знание» Тимур Саркаров считает, что близкие и теплые взаимоотношения родителей и детей не исключают тщательного контроля за ними, в том числе отслеживания их контактов в Сети. Своими рекомендациями эксперт поделился с «Молодежкой».

 

В последние годы в Дагестане нет былого вооруженного подполья, нет терактов и сообщений о них в местных и центральных СМИ. Как считаете, Тимур Нусретович, можно ли считать, что проблема экстремизма осталась в прошлом?

— К сожалению, нет, считать так нет оснований. Экстремизм просто сменил методы и формы присутствия в нашем обществе. Дело ведь не в оружии как таковом.

Напротив, в последнее время опять стал замечать тенденцию у молодых людей к экстремистским наклонностям. Причем сами они этого не осознают. В них горит юношеский максимализм, через это и работают идеологи. Они ни в коем случае не призывают брать в руки оружие, они медленно и планомерно вживляются в сознание молодежи, подобно паразитам.

И если родители замечают склонности к чему-то плохому (это касается не только экстремистской деятельности, но и наркотиков, выпивки и т.д.), то стоит обратиться к специалистам. Ведь самолечение часто приводит к исчезновению симптомов, а не болезни.

 

— Один из наших экспертов как раз говорил о том, что здоровые отношения родителей и детей – важный барьер на пути радикализма…

— Да, это очень актуально. Эта сама по себе общая тема («отцы и дети») прямо связана и с той конкретной проблемой, которую мы обсуждаем.

В юношеском возрасте часто кажется, что родители ничего про тебя не знают, не понимают и хочется найти человека близкого по духу. Замечательно, если родители являются незыблемым авторитетом для ребенка, могут слышать и слушать его. Но в большинстве своем мы всегда торопимся, у нас есть сотни дел, а свои дети могут подождать, ведь мы их воспитали «правильно».

В это время их умами завладевают другие «друзья», которые выстраивают вектор для энергии ребенка.

В первую очередь с ребенком надо — разговаривать. Не кричать, не ругать, а просто поговорить как с равным, ведь, начиная с подросткового возраста, они хотят себя такими ощущать.

 

— Вариант ситуации: отношения родителей с сыном более-менее конструктивные, контакт имеется, отчуждения нет. При этом сына в последнее время увлекают эмоциональные речи вербовщиков радикализма в Сети – они ему кажутся яркими и цепляющими. Отец этого юноши – не проповедник и не опытный лектор, ему непросто аргументированно противостоять таким оппонентам…

— Если этот юноша молящийся, из числа посещающих мечеть — сходить с ним, пригласить домой друзей, пообщаться с ними, вместе ходить на те мероприятия, которые позволят выправить его вектор.

И, конечно, обратиться к экспертам, к тем, кто понимает намного больше тебя. В период моей работы в школе дети периодически задавали мне такие вопросы, особенно по тематике религии, где я не знал ответа. В такие моменты я признавал, что не могу знать всего и приглашал спикеров из Муфтията, в основном молодых, говорящих с учениками на одном языке.

У них знаний в этих вопросах намного больше, и они действительно помогали. Невозможно быть всезнайкой, всегда надо советоваться и понимать, что кто-то знает в этой сфере больше.

 

— А преподаватели вузов? Ведь такой диалог в стенах аудитории может начаться и спонтанно, и на каждое занятие не пригласишь экспертов… Может, целесообразно давать педагогам и такую подготовку (антиэкстремистскую), какие-то курсы, какие-то методические рекомендации… Как сами полагаете, Тимур Нусретович?

— О взаимоотношениях в образовательных организациях между педагогом и учеником я уже говорил, что тут должен быть равный диалог. Идеологи экстремизма насаждают в головах молодежи идеи о том, что, кроме них, все остальные — лишь псевдоученые, учителя не понимают в религиозных вопросах и поэтому не стоит их слушать.

Конечно, учителям стоит совершенствоваться в вопросах противодействия этой заразе, но не для сертификата или потому что этого требует руководство, а для того, чтобы защитить этих детей. Большинство педагогов относятся к учащимся как к своим родным детям, и никто не захочет для них негативного развития событий.

Проблема тут в том, что педагоги специализируются на своем предмете, постоянно совершенствуются, и краткосрочные курсы не могут дать им необходимых знаний. Тут необходимо тесное сотрудничество с религиозными организациями, структурами, где есть настоящие специалисты по возникающим вопросам.

 

Фото: islamdag.ru.

 

— Еще один из наших собеседников прямо сказал: эксперты бывают разные, одних студенты слушают внимательно и увлеченно, другие читают по бумаге долгий и скучный доклад…

— Касательно встреч: они эффективны, если по итогам будут не просто высокопарные слова, которые часто не трогают молодежь, а конкретные инструменты. Например, номер телефона, куда можно позвонить и проконсультироваться, анонимная почта, возможность закрепиться за наставником, который действительно является авторитетом для молодого человека.

Грубо говоря, это рынок, где надо уметь продать свою точку зрения. Можно говорить, что у конкурентов товар плохой, а те, в свою очередь, сделают яркую обертку, добавят подсластителей и напишут телефон горячей линии. Как вы думаете — кому поверят молодые люди?

Спикеры на подобных встречах должны быть «своими», понимать тренды молодежи, уметь держать аудиторию, пошутить, ну и, конечно, быть погруженными в тему с конкретными примерами. Рассказывать ребятам не про эфемерные опасности, а про конкретного Арсена, который учился тут или в соседней школе, и к чему привел его этот путь.

 

— Возвращаясь к родителям и рекомендациям именно для них: насколько глубоким, на ваш взгляд, должен быть контроль за своими детьми?

— Прежде всего важно понимать, чем занимаются дети, с кем переписываются, какие посещают сайты.

Достаточно хотя бы периодически проверять историю браузера. И если там ничего нет, а вы видели, что ваш ребенок им пользуется, то это тоже знак. Значит, история посещений очищается, то есть — есть что скрывать.

На психику детей также влияют современные игры, в особенности «шутеры». Кстати, вербовать могут и там, голосовые чаты и виртуальные подарки могут сделать из совершенно незнакомого человека «лучшего друга», «брата».

Интернет глобален, человек может находиться в другой стране и поднимать бунты (украинский ЦИПСО это уже показал). Я считаю, что родители должны контролировать мобильные устройства и компьютеры своих детей. Это поможет уберечь их от целого ряда неприятностей.

Если подытожить, то вот основные советы:

  1. Будьте друзьями для своих детей, не ставьте себя выше них.
  2. Невозможно быть экспертом во всем, обращайтесь к тем, кто действительно знает ситуацию, и его мнение будет авторитетно для ребенка.
  3. Контролируйте гаджеты своих детей — игры и переписки с друзьями не всегда безобидны.
  4. Сами проявляйте инициативу в развитии ваших детей, создавайте для них векторы.
  5. Если заметили первые признаки вовлечения в экстремистскую деятельность, то лучше сразу обратиться к специалистам, чем потом потерять своего ребенка.

Источник: газета «Молодежь Дагестана»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ