НЕСМЫВАЕМЫЕ ЧЕРНИЛА ПАМЯТИ

0
279
Митинг в День памяти жертв рaдиациoнных аварий и катастроф

В истории нашей страны немало дат, вписанных в нее несмываемыми чернилами памяти. Одна из них 26 апреля 1986 года.

В этот день на Чернобыльской атомной электростанции в украинском городе Припять взорвался четвёртый энергоблок. В воздухе оказалось более 50 тонн летучих радиоактивных веществ, что в 600 раз превзошло мощность загрязнения после взрыва бомбы в Хиросиме.

В радиусе 30 км от АЭС пришлось создать зону отчуждения, эвакуировав из нее 270 000 человек. Люди не знали, что уезжают из квартир навсегда. Они бросили вещи, нажитое добро, оставили собак и кошек, которым суждено было погибнуть в мёртвом, опустевшем городе.

Ещё 600 000 человек несколько лет работали над устранением последствий аварии, не жалея своего здоровья. Потом их назвали «ликвидаторами».

Более ста человек из Буйнакска и Буйнакского района тоже встали в их ряды. Тогда они не знали, что враг, с которым им придется столкнуться, невидим, а потому особенно коварен. Не представляли, что с последствиями радиационного облучения, полученного там, придется бороться всю оставшуюся жизнь. Но воспоминания об этом суровом, но очень значимом отрезке их жизни «чернобыльцы» хранят бережно. Ведь это была их молодость.

НЕСМЫВАЕМЫЕ ЧЕРНИЛА ПАМЯТИ НЕСМЫВАЕМЫЕ ЧЕРНИЛА ПАМЯТИ

Абдулмуталим Алиев в своих воспоминаниях до сих пор там, в зоне отчуждения, куда другим дороги нет.  На ликвидацию последствий аварии направляли водителей, пожарных, милиционеров, шахтёров, солдат срочной службы и запаса… Отправили туда и нашего героя.

— В 1986 году мне исполнилось 30 лет, я работал в строительно-монтажном управлении, водил самосвал. Об аварии мы практически сразу узнали: с нашего предприятия отправляли людей в первые дни после катастрофы. Сначала это были инженеры. Потом – остальные. Однажды я пришёл на смену, меня сняли с неё и отправили в отдел кадров. Сказали: «Поедете на Украину, маршрут Киев – Чернобыль». Семье я не говорил, куда меня отправляют, не хотел пугать. Сказал: «Это просто командировка», — рассказывает он.

Сегодня, спустя годы, он многого уже и не помнит. Проблемы со здоровьем, памятью … Но на митинг, который ежегодно проходит в День памяти о Чернобыльской катастрофе приходит всегда. Вот и сегодня он пришел в парк к памятнику погибшим ликвидаторам. Пришел, собрав все свои силы, потому что не мог иначе. Ведь это для нас — просто памятник, а для него –лица. Лица друзей, с которыми он боролся с атомом, в одночасье из мирного ставшим смертельным. Абдулмуталим не может встать в строй, как те, кто сейчас собрался в парке. Он сидит на лавочке рядом. Слушает и вспоминает…

А митинг набирает обороты. Открывая его, о трагедии, произошедшей почти 40 лет назад, говорит начальник отдела культуры Татьяна Шабаева. Слова благодарности тем, кто, не задумываясь, поехал в смертоносную зону, звучат из уст выступающих. Студенты медицинского училища и учащиеся академического колледжа читают проникновенные стихи, посвященные Чернобыльской трагедии. Эти слова для всех – просто напоминание, для Алиева и тех нескольких ликвидаторов, что пришли сегодня – воспоминания и боль потери.

Ребята из творческой студии Шаганэ Улакаевой специально написали несколько картин, на которых изображена зона отчуждения. И, как в противовес, здесь и сейчас на мольберте пишется другая картина. Та, где изображена не зона отчуждения, а зона возрождения. Эту картину автор подарила Абдулмуталиму.

Радиоактивный йод распадается в течение двух первых недель после аварийного выброса. Цезий хранится в почве 90 лет. Стронций — и того дольше. Со временем уходит в землю отрава, смывается дождями и половодьем. Но не сразу, не сразу… Чистая вода. Чистая земля. Чистый воздух и ветер. Этого так мало, так естественно —  и так много. Это становится понятно тому, кто однажды все потерял.

…Минута молчания и цветы к памятнику. Традиционные, но всегда с комом в горле.

Сабина ИСРАПИЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ